Потапенко: Мы вернулись в брежневское время – раскачиваем вагон и делаем вид, что едем

Производители майонеза объявили о повышении цен на 10%. До этого были аналогичные известия от производителей других продуктов… В общем, цены продолжают расти, несмотря на попытки властей их регулировать.

А на днях Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) выпустила доклад, где говорится: цены на еду достигли максимума с июля 2014-го. Больше всего подорожало растительное масло, также выросли цены на молочную и мясную продукцию. Казалось бы, Россия в общем тренде. Только вот статистика говорит, что у нас цены выросли больше, чем в развитых странах.

Так и будет все дорожать — медленно, но уверенно — или не исключен взрывной рост цен, как в 90-х? Сегодня этот вопрос волнует россиян не меньше, чем падающие доходы. Только представьте, что граждане должны банкам 22 трлн рублей. То есть у нас крепостное право заменено на кредитное крепостное право.

«Мы бешено нищаем и идем к колбасе из картона»: Потапенко — о рекордном обвале спроса на мясоДмитрий Потапенко // Фото: стоп-кадр с YouTube

Думаю, резко возрасти цены в России могут лишь в том случае, если мы ввяжемся в какую-нибудь заварушку — скажем, в какую-то маленькую победоносную войну (как в физическом, так и в экономическом смысле). Надеюсь, это все-таки не слишком вероятно, хотя у нас и любят помахать кулаками. Пока — если исходить из поведения властей — цены будут продолжать демонстрировать вялотекущий рост. Будет подрастать то одна, то другая позиция...

Регулирование приводит лишь к тому, что товар все равно дорожает, только приобретаете вы его уже с меньшими потребительскими свойствами. Скажем, у яблок есть категория и калибр (там много параметров, но остановимся на этих). То яблоко, которое вы покупали лет 10-15 назад, было первого, то есть крупного, калибра. А сейчас мы добежали уже до третьего. При этом цена возросла. То же самое относится абсолютно ко всем товарам.

Уверен, технологически невозможно регулировать цену на таком маленьком рынке, как наш. Мы — 11-я экономика мира, это 1,7% мирового ВВП. И надо молиться, чтобы не начали опускаться вниз.

В росте цен играет роль сочетание двух факторов. В первую очередь то, что мы — маленькая и разрозненная экономика. И если мы с вами хотим приобретать достаточно большой ассортимент товаров, страна должна стоять в нескольких товаропроводящих цепочках. А для этого нужно, чтобы была корреляция с мировой экономикой. Но как только наши власти начнут вписываться в международную экономику (неважно, какую — китайскую, европейскую или американскую), они должны будут синхронизироваться, т.е. устранять лишние барьеры, и тогда многие чиновники окажутся не у дел. К примеру, у нас есть система собственной сертификации. При этом никто никогда не задумывался, что это один из достаточно бестолковых экономических барьеров. Вот есть иностранный сертификат, скажем, на электронный прибор (китайский, США или Германии — неважно). Зачем мы сертифицируем его еще у себя?

В общем, этот год у нас будет достаточно веселым. Кажется, мы вернулись в брежневское время — раскачиваем вагон и делаем вид, что едем...

Дмитрий Потапенко, предприниматель

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №14-2021 под заголовком «Цены будут расти. Но медленно».

Информационный портал ПРО-НОВОШАХТИНСК — финансовые новости.


Источник: sobesednik.ru
00:40
ADM