Превратится ли Павел Дуров в Сергея Мавроди?

На Московском кинофестивале показали документальный фильм «Дуров» Родиона Чепеля. Сам Дуров отказался в нём сниматься, но много общался с режиссёром за кадром.

Фильм представляет из себя набор интервью с людьми, которые имели отношение к главному герою и к созданию его революционных коммуникационных проектов — «ВКонтакте» и Telegram (на них были атаки со стороны российских властей), а также к попытке создания крупнейшей в мире кибервалюты, которую заблокировала Комиссия по ценным бумагам США.

Дуров — один из интереснейших людей современности, не только бизнесмен, но и философ, либертарианец, долларовый миллиардер, человек, создавший прорывные проекты в области коммуникаций. Его «телега» позволяет протестующим в разных странах успешно коммуницировать между собой, несмотря на давление правительств. В фильме много внимания уделяется атакам властей на Дурова и его реакции на это, которая сводится отнюдь не к тому, что он является сторонником протестов или анархистом. Похоже, даже вынужденная эмиграция из России не сделала его протестующим в нынешнем классическом понимании этого слова. Выпускник филфака СПбГУ живём в своём мире, смотрит на цивилизацию глобальнее и шире, и, пусть это звучит пафосно, может повлиять на развитие цивилизации больше, чем президенты и премьер-министры, которые являются его соперниками, но, кажется, на гораздо более высоком уровне, нежели оппозиция на выборах и в парламентских противостояниях.

Михалков вручил посмертный приз Гафту, несмотря на давнюю обидную эпиграмму

Фильм интересен не как кинопродукт (тут как раз побед не очень много), а как возможность понять мир этого нестандартного русского, который играет поперёк правил даже в бизнесе и которого на обсуждении фильма после пресс-показа режиссёр и продюсер не стеснялись называть злым гением.

Автору этих строк пришла в голову параллель с… Сергеем Мавроди. В своих интервью «после МММ» этот финансовый комбинатор рассуждал о вещах гораздо более глобальных, чем жажда наживы на финансовой пирамиде: «Нынешний мир плох. Он должен быть разрушен, и на его обломках должно быть построено новое». Очкарик Мавроди мир не завоевал и закончил плохо: отказало сердце где-то на автобусной остановке. А может ли элегантный «злой гений» Дуров, поселившийся где-то в небоскрёбах Дубая, занять место «злого гения» 90-х Мавроди, только более успешно и в мировом масштабе? Создатели фильма, приблизившиеся к закрытому в последнее время Дурову, порассуждали на эту тему.

Режиссёр Родион Чепель, будучи человеком молодым и не современником «МММ», передал слово сопродюсеру Игорю Мишину.

— Да, опасность такая есть, — сказал г-н Мишин. — Любой человек, который меняет мир, — это всегда риск для нас для всех.

Мы наблюдаем самое начало того, что Павел Дуров может привнести в этот мир. А такие люди будут как-то трансформироваться по ходу своей жизни, и трансформироваться очень мощно в плане своих целеполаганий и мотивов.

Цифровая реальность находится в самом начале своих ускорений, и Дуров на пике этих процессов. История, конечно, во многом предопределена, но конкретные конфигурации определяют сильные мира сего. В XX веке сильными мира сего были лидеры больших стран — президенты, премьеры, короли, цари. А к середине XXI века, я так думаю, эта конфигурация изменится. Павлу будет 60. И исключать ситуаций, когда этот гений может стать злым, безусловно нельзя.

Разница с Мавроди заключается в том, что Мавроди не менял жизнь каждого из нас. Он мог кому-то из нас добавить денег, но это не меняло жизнь. Дуров меняет жизнь каждого и будет продолжать её менять. Если это и пирамида, то цифровая.

— В декабре 2011 года к Павлу была большой интерес на либеральной волне, — дополнил режиссёр фильма Родион Чепель. — Говорили: вот, у либеральной части нашего общества наконец-то есть свой лидер, это Павел Дуров: он против ФСБ, против силовиков, за прогрессивную общественность, которая вышла на улицы. Но он тогда написал: ребята, мы смотрим туда, куда смотрят наши пользователи. Если пользователи хотят собираться в этих группах, мы даём им такую возможность. Но он также намекнул, что если пользователи будут хотеть репрессий, наши репрессии будут самыми кровавыми.

В этом смысле его либертарианство — это по-своему очень удобная позиция: пусть цветут все цветки, а я буду срывать те из них, которые больше подходят к обоям в моем кабинете.

Да, всегда есть вопрос: новая технология, которая приходит на смену старой, будет лучше, чем эта старая, или хуже? Это такой же философский вопрос как границы свободы. И это самый интересный вопрос в такого рода биографии.

«Он считал, что мировой порядок несправедлив». Тайна смерти Сергея Мавроди

Информационный портал ПРО-НОВОШАХТИНСК — новости культуры.


Источник: sobesednik.ru
20:20
ADM